Авторизация:
E-Mail: Пароль:
Закрыть
RU | EN

С Олдриджем Гарри познакомился в первый же месяц хода

Опубликовано: 2020-01-14 01:51:47
Этот текст доступен по адресу: http://ontext.info/119825
С Олдриджем Гарри познакомился в первый же месяц хода расследований. Это случайно на самом деле вышло, просто столкнулся в коридоре Аврората и заметил в документах, которые нес тогда еще совершенно незнакомый человек, колдографию Драко Малфоя. Взгляд сам собой зацепился, здесь нет никакого лукавства. Гарри ведь и не думал до этого момента о Малфоях. До сих пор находили новые трупы, обезображенные совершенно зверскими заклинаниями. Гарри таскали на опросы (не допросы, что Вы, мистер Поттер), опознания (он не знал и десятой части этих людей) и просмотры воспоминаний. Каждый вечер заканчивался тем, что его рвало в тишине дома на Гримо. Единственное место, которое теперь следовало звать домом.
От охранного заклинания в виде Снейпа Гарри избавился в первую же ночь. Очень хотелось и память себе стереть, а потом доживать тихим идиотом при Мунго. Но это была недоступная роскошь.
В таких обстоятельствах о Малфоях не станешь думать. Если бы не колдография, на которой Драко равнодушно смотрел пару секунд, а затем, видимо, по команде разворачивался в профиль. Острым узнаванием пронзило так остро, что Гарри не сдержался и познакомился с аврором. Эдвард долго потом рассказывал, какая это честь, обсуждать дела самим Героем Войны. Глаза у Эдварда были спокойные и равнодушные. Если это и была честь, то на аврора такие вещи впечатления не производили.
Гарри о нем и думать забыл. Ну вел дело, и ладно. Закрыли ведь по причине отсутствия состава преступления. Гарри сначала слил все воспоминания, а потом сдал Эдварду палочки Малфоев, которые спасали ему жизнь. На палочке Драко не было ни одной Авады. Все Авады Нарциссы Гарри принял на себя. Так себе геройство, но хоть какая-то благодарность.
И вот теперь Олдридж здесь. Гарри никак не может придумать, почему авроры могут прийти в Хогварст. Дополнительная проверка? Проверка чего? Не превратились ли все слизернцы за эти месяцы в пожирателей? Это звучит совершенно бредово. Тогда что? У Гарри падает сердце: пересмотр дел. Нет, этого быть не может. Если все приговоры заменить более строгими.. . Значит, Люциус скоро примет Поцелуй, а Драко…
Гарри не в силах оторвать взгляд от Малфоя, когда тот вдруг совершенно внезапно , впервые за эти тридцать три дня смотрит в ответ. Мерлин, неужели от этого можно было отвыкнуть или забыть хотя бы на день? Как тогда, в Большом Зале. «Я хочу уйти». Пальцами к виску, и… Нет, это невозможно. Гарри узнает этот жест, просьба проникнуть в разум, прочитать мысли, но ведь блок стоит на месте.
Блок, который нельзя было ставить, потому что подследственным запрещено устанавливать внешнюю защиту. Сам еще можешь закрыться, такое вскрыть обычно несложно. Но внешние блоки обычно выламывают силой, Гарри видел однажды, как авроры открывали разум подследственному. Кажется, Драко в Ковене и то кричал тише…
Допустить такое еще раз Гарри не может, хоть и плохо представляет, как Малфой переживет грубое снятие.
«Держись» - одними губами. Моргана, как же не хватает нормальной возможности общаться. Гарри делает вдох и… ему на плечо ложится рука в кожаной перчатке.
- Мистер Поттер, я прошу Вас тоже послушать, - Олдридж суров и неулыбчив. Гарри вообще никогда не видел этого молодого, кстати, аврора расслабленным или улыбающимся. Может быть, им там самим мозг промывают? Хотя есть же адекватные ребята, Гарри точно таких знает. Но Малфоям, конечно же, не повезло со следователем. Очень похоже, что у них какое-то особое родовое проклятие. Если может не повезти, значит, не повезет.
Гарри неохотно опускает взгляд и качает головой. Так блок не снять, только разум вскрыть, как консервную банку. «Я не дам тебя им ломать, в этот раз не подведу» - он готов поклясться, что касается разума Драко, как при легилименции. Что только не почудится, когда так остро скучаешь.
- Простите, Эдвард, не ожидал увидеть здесь, - от искренней улыбки Гарри, у него самого начинает болеть голова. Но как иначе подчеркнуть: не забывай, что мы равны.
- Понимаю, что многие озадачены. Дело в том, что всегда вас учили неправильно. Нет, не в Хогвартсе, а конкретно на этом предмете. Вас учили защищаться, и делать это невероятно убого. Да, мисс, - Олдридж смотрит строго на хмыкнувшую Гермиону, - все до сих пор задаются, как с такими проблемами в преподавательском составе по этой дисциплине вашему курсу удалось так много сделать для Победы.
Класс теперь весь разом фыркает. И у каждого своя причина: победители не считают себя необразованными везунчиками, проигравшие не понимают, почем их сравняли с этими героями. Гарри нравится эта формулировки «сделать для Победы», от нее отдает какой-то политкорректностью и отсутствием тяги пытать Малфоя за зеленый цвет галстука. Другое дело, что Метка на руке врядли попадает под понятие политкорректность.
- От темных искусств надо не только защищаться, им нужно уметь дать отпор и даже напасть на них первыми. Любое зло, пусть даже притаившееся и тихое, должно быть обезврежено и сломлено. Вы же согласны, мистер Малфой? – Олдридж оборачивается к своему подопечному и позволяет себе приподнять уголок в подобии улыбки. Впрочем, этот вопрос явно из разряда риторических, так как аврор продолжает, - Сейчас Война закончена, но не все виновные наказаны и усвоили урок. Вы же в свою очередь уже не дети и можете помочь Аврорату в обезвреживании некоторых все еще свободных преступников.
Кажется, у половины класса теперь перехватывает дыхание. Гарри думает: о ком подумали все эти дышащие через раз школьники. За кого они боятся? За себя, за других? Можно закрыть глаза и подумать о том, что это точно не должно коснуться Малфоя. На всех остальных – плевать.
- Мы выбрали для пробу десятерых, на первый взгляд подходящих нам для пробного… занятия. Осознаем, что далеко не всем ученикам Хогвартса предстоит вставать против темных сил в дальнейшем. Правда, как показала история, может так сложиться, что защищаться придется каждому. Выбранные ученики пройдут уже первое испытание в полевых условиях. Не советую отказываться сразу, Министерство одобрило и программу курса, и ваше в ней участие. И прошу запомнить. Случайных людей в списке нет, лишь те, кто имел опыт борьбы, - быстрый взгляд на Гарри, - или даже был в опасной близости от тех самых темных сил.
Олдридж явно склонен к легкой театральности, как и многие его коллеги, посвящающие жизнь допросам. Здесь ведь как: нужно создать правильный эмоциональный фон, взять подследственного на крючок. Гарри знает: он ненавидит это все. И уже точно понимает, кто будет в списке первым.
Конечно же, не ошибается. Второй аврор достает небольшой свиток и читает мерно и даже как-то усыпляюще.
- Гарри Поттер, Рон Уизли, Дин Томас, Невил Лонгботтом, Полумна Лавгурд, Терри Бут, Эрнст Макмиллан, Майкл Корнер, Блейз Забини, Драко Малфой, - равнодушный голос второго аврора почти убаюкивает. Гарри считает: четыре с Гриффиндора, реальный боевой опыт. Двое – Когтевран, нестандартный подход к решению проблем. Двое – Пуффендуй, природная подозрительность и умение быть независимыми от авторитетов. Двое… Ох, плохо-плохо. Слизерин. И именно эти двое. Ну что ж, здесь тоже все очевидно. Кто лучше Пожирателя смерти знает про темные искусства.
- Я отвечу на любой ваш вопрос после занятия, а теперь уступаю своему коллеге-теоретику, - Олридж и правда усмехается. У Гарри есть масса вопросов, но он оборачивается к Драко вновь.

Что делать-то теперь? Ломать блок или нет?


Зарегистрируйтесь на ontext.info для получения дополнительных возможностей по работе с сервисом.